UGF

Умида Ниязова. Мелкая месть властей Узбекистана за защиту прав своих сограждан.

 

 

Умида Ниязова.  Мелкая месть властей Узбекистана за защиту прав своих сограждан.

 

Правительство Узбекистана продолжает бороться против активистов гражданского общества, выступающих против тоталитаризма, коррупции и нарушений прав человека. Служба национальной безопасности Узбекистана (СНБ) является главной структурой в стране, которая преследует любых критиков режима, используя при этом различные преступные методы.

 

СНБ также является основным бенефициаром беззакония в Узбекистане, систематически подрывает верховенство закона и сеет страх среди людей, чтобы удерживать их в послушании к власти. СНБ иннициирует политические аресты, пытает людей на регулярной основе, отнимает собственность у частных предпринимателей. По существу, эта структура препятствует развитию свободного демократического общества, неподконтрольна обществу, ее действия направлены против конституции Узбекистана, согласно которой „Народ является единственным источником государственной власти“.

 

В течение нескольких лет я и мои коллеги работали, чтобы оказать давление на власти Узбекистана, которые используют массовый принудительный труд в хлопковом секторе. Принудительный труд приносит огромные прибыли высшим должностным лицам, в то время как фермеры погружаются в долги, а население массово уезжает на заработки в Россию. Принудительный труд лишает студентов права на образование. Правозащитная деятельность, направленная на искоренение принудительного труда угрожает персональному и незаконному обогащению чиновников за счет эксплуатации узбекского народа.

 

Поскольку я живу в Берлине, СНБ не может арестовать и посадить меня в тюрьму, как это было в 2007 году. Тем не менее, они нашли другой способ мелкой мести за мою правозащитную работу.

 

СНБ препятстуют моим родственникам пользоваться двумя квартирами в городе Ташкенте, которыми я владею. Зная, что я не могу въехать в Узбекистан, участковый милиционер (естественно по указке СНБ) требует предоставить Доверенность на пользование имуществом. Тогда как посольство Узбекистана в Берлине, в лице консула Махтумкули Маллаева, без объяснения каких либо причин отказывает оформить подобную Доверенность.

 

Конечно, этот мой случай не самый худший пример преследования активистов гражданского общества. Десятки правозащитников и журналистов страдают в узбекских тюрьмах. Мой пример является лишь еще одним свидетельством полного пренебрежения права на частную собственность и к верховенству закона в Узбекистане.